Share

Десять лет я не знала никого из мира искусства кроме Ван Гога и Гогена, последнего по причине его близкой дружбы с мастером подсолнухов. Мне было достаточно узнавать великого, но чудного мастера в репродукциях и зависать у звездной ночи в музее его работ в Амстердаме. С Ван Гогом я познакомилась случайно, отстояв в длинной очереди за дорогим для моего студенческого бюджета входным билетом только за компанию, ворча и прикидывая, что следующую неделю придется жить на картошке. Мне хватило двух картин – «Едоки картофеля» и «Подсолнухи» — чтобы на контрасте влюбиться в него на всю жизнь, заиметь книги о жизни чудака гения и пересмотреть фильмы.

Поль Густав Фишер (1860-1934) появился в моей жизни так же неожиданно, но рекордно одной работой – женщины у фонтана. Следуя нечеткой логике своих нейронных связей в поиске нужного украшения дуальных хроник, я наткнулась на женщин у фонтана и его имя.

Датский художник, с еврейскими корнями в четвертом поколении и родом из Польши. О нем много не пишут, пара абзацев и никакого экстрима по сравнению с мастером подсолнухов. Родился, учился-не доучился, писал, жил, женился, умер в почетном возрасте. Очень приятным в его биографии для меня отозвался факт, что Фишера в его увлечении поддерживал отец, который скорее всего, финансировал европейское житие-бытие молодого художника в поисках новых впечатлений для творчества. В хорошем смысле.

Фишер не был тем, что сейчас принято называть «вау!», что на литературном языке читается как «отсутствие какой либо критики в его адрес», однако его картины хорошо продавались, он делал иллюстрации к детским книгам, писал в плакатной технике. Жил в Италии, Франции, Германии. У него много работ из со скандинавскими мотивами – например, обнаженные женщины на песке, которые у Фишера получаются необыкновенно не пошло. Холодное море, теплое солнце, дюны – все как у нас, все до боли знакомо.

У Фишера вообще каждый сюжет до банального знаком. Сейчас его работы можно было бы назвать «стрит» фотографией. Кадр из театра, кадр на остановке, центральный рынок, городская площадь. Обычные люди, простые наблюдения за жизнью вокруг — все как в дуальных хрониках.

Без претензий на гениальность, без громких заголовков, где-то с элементами ню, где-то подсмотренное, где-то личное, где-то совсем обыденное, а где-то задерживающее взгляд. И аналогия эта мне очень нравится. Как и картины Фишера, которые сегодня ровно три месяца украшают дуальные хроники и нашу страничку в фейсбуке.

Источники информации: тут и тут, биография тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *