Share

Тошнота. Тягучая, непроницаемая тошнота. Она появилась 13 ноября в 10.24 утра. Тошнота, холод и ноющая боль в левой подмышке. И я знаю, что это все станет моими спутниками на следующие несколько дней. Это и еще, пожалуй, слезы и отчаяние. И только эти слезу будут напоминать, что все остальное просто психосоматика от стресса.

Больше нет моей бабушки. Последней из моих комплектов бабушек и дедушек. Все. Больше не осталось никого, с кем так ярко и сочно ассоциировалось бы все самое прекрасное из детства.

Бабушка позволяла то, что запрещали родители, бабушка готовила самую вкусную яичницу, самые вкусные блинчики – я их скатывала трубочкой и макала в растопленное масло. У бабушки была самая мягкая перина и самая мягкая кровать – только там я спала как младенец без плохих снов и трудностей с засыпанием. Бабушка водила меня в кафе, где угощала вкусняшками и чаем. Бабушка всегда пихала 1 латик в мой кулачек, даже, когда этот кулачек зарабатывал больше, чем была ее пенсия, но отказать было бы неуважительно. Эти подарочки доставляли ей радость и чувство самодостаточности и независимости.

Бабушка была певуньей. Застольные песни они с дедушкой всегда заводили на двоих и, лет после 15-16, я стала заслушиваться их пением – садилась в уголок комнаты, смотрела на них и слушала… понимала, что этого в один день больше не будет. Сначала 12 лет назад ушел дедушка, а теперь и бабушка. Пения больше никогда не будет. Того пения не будет. И от этого такая тоска сжимает сердце…

Бабушка была нашим семейным клеем. Она склеивала всех, кто ссорился, сглаживала острые углы, залечивала оголенные нервы. Тратила свое здоровье и силы на других. Не на себя. бабушка пережила войну, жесткие предательства близких людей, голод, тяжелую работу, но не ожесточилась. Всех прощала. Потому что любила людей. Любила жизнь и любовь. У нее было большое сердце. Такое большое, что организм не выдержал и стал сдаваться…

Когда человек уходит от болезни это страшно и тяжело, я видела такой уход… Когда человек умирает от возраста… это не легче. Не потому что конец один и тот же. А потому что он становится как ребенок, младенец. Полностью. Не умение встать и переворачиваться, не умение покормить себя самостоятельно и прочие нюансы. Но самое тяжелое это взгляд. Детский. Ясный. Наивный. Чистый. Абсолютно любящий и зависящий от тебя. Светящийся счастьем просто потому, что ты пришел и взял за руку. Невыносимо видеть в таком состоянии человека, который когда-то учил тебя что такое хорошо, а что такое плохо.

Бабушка всегда говорила: «Береги своего мужа. Как бы там не было – уступай. Сглаживай углы. Они это не умеют, а мы умеем. Будь умнее и хитрее. И главное люби.» Я люблю, бабуль. Люблю, уступаю и сглаживаю. А еще учусь делать такую же яичницу. Но пока у мужа она получается более похожей на твою…

3 мысли о «Бабушка Люба»

  1. До слез… с уходом бабушек мы прощаемся с детством… перестаём быть детьми, в каком бы зрелом возрасте это не произошло…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *