Share

Я запланировала Беглик Таш в конец нашего болгарского отдыха. По плану — на 10 день нашей поездки, но неожиданно заболел сын. По странному совпадению за несколько часов до его внезапных болей в животе я в сердцах пожаловалась на то, что с Кузнецовым отпуск проводит именно он, а не я. Долгие разговоры и беседы, шуточки, дразнилки, маленькие обиды – я лишь свидетель. Даниил уложился в постель в гаджетами в руках. Термометр скакал от 39 до 37. Я перенесла прогулку в горы на день, потом еще, и еще, пока не стало ясно, что откладывать Беглик Таш на последний день нельзя. В итоге, рано утром еще до 6 утра, чтобы захватить восход Солнца, мы двинулись в горы вдвоем, оставив Даниила под присмотром дяди Янаки.

На мне рюкзак от фотоаппарата, на Кузнецове – вода, еда и морские полотенца и фотоаппарат, на котором весь наш отдых в виде красивых фотографий, а не моих «блогерских» кадров. По плану – восход, Беглик Таш и залив Праскевы. Места для меня не новые, а потому по пути к фракийскому святилищу я звонко рассказывала мужу все особенности наших предыдущих походов и то, как в прошлом году я потеряла Солнце. Впервые по пути нам встретились дикие зверюшки, о которых за день до прогулки я спрашивала Янаки. Зайцы и косули убегали в лес так быстро, что у нас так и не получилось задокументировать их в нашей лесной хронике.

Не знаю почему, но в этот раз Беглик Таш меня «не зацепил». Было ощущение, что с него подобно тому, как стягивают накидку со шляпы фокусника, стянули ту энергию, которую я всегда ощущала в этом месте. Возможно потому, что следы туристов стали уже не только очевидными, но даже настойчивыми. Проверив свою стройность в местном лабиринте, который как оказалось у фракийцев был проходом в царство Гадес, мы двинулись дальше к заливу Праскевы.

По карте расстояние не большое. Солнце уже поднялось и начинало припекать. Лесные тропинки были еле заметны лишь по меткам на деревьях. Повсюду были разбросаны огромные камни величиной с человеческий рост и более. Кузнецов вспоминал географические особенности этого места, и первый раз за многочисленные поездки я поняла, что лес в Приморско – лиственный, а не привычно нам хвойный. Кроме лип и особенных дубов в лесу зарослями растет кустарник, который по-русски величается Христовой колючкой.

Залив Праскева, как и ожидалось, имел прекрасный вид для фотографий. Нащелкав пейзажей, мы двинулись в обратный путь. Было около 10 утра, Солнце уже припекало. Я налегала на водичку и ежевику, кусты который в лесу радуют не только глаз, но и желудок. У нас в болгарскую поездку завелась традиция угощать друг друга ягодами «в знак заботы». Так мы и шли, заботясь друг о друге, и наполняя горсти друг друга ягодами собранными бок о бок. Полнейшая идиллия под щебетание птиц.

До дома оставались 4 километра пути, когда я заметила на дороге новую туристическую надпись – Крепость Воеводы Волчана. Вообще, даже в Беглик Таш направления стали столь рекламируемыми только недавно. В нашу первую поездку это было мало известное место, а вокруг висели предупреждения, что в горы ходить самим – опасно. А тут всего ничего по указателю – и крепость. Крепость в моем понимании – это красивое здание, может даже цитадель! Время на часах было около 11. У меня начала ныть нога и спина, которая от долгих переходов, да еще и в простых кедах вместо специальной обуви, вспомнила все свои горести и ноющей болью припоминала мне все издевательства над ней. Замерив пальцами расстояния, я сделала вывод, что идти нам минут 20-30, и раз уж мы пришли, то надо сходить. Тем более, я хотя бы что-то увижу впервые.

Первые десять минут мы шли в гору по каменным обломкам. Не скажу, что это было сложно, но к концу подъема мои ноги налились свинцом, а мышцы окончательно забились. Потом тропинка стала спокойнее, зато Солнце отчаяннее. Я уже маленькими глоточками пила воду из оставшихся запасов, наказав мужу пить воду только в случае крайне нужды. Тропинка исчезла, вместо нее появились лишь знаки на деревьях в виде синей краской выведенных линий, найти которые иногда требовалось время. Мы шли. Я впереди – вот-вот ожидая увидеть крепость, Кузнецов позади – фотографируя пейзажи.

Минут через сорок мы уперлись в огромный камень. Я вспомнила рассказы туристов в стиле «остров черепах или развод лохов». Спина болела, Солнце дубасило лучами по голове, ноги еле передвигались. Я одновременно заныла и запротестовала – хотелось вернуться домой вот прям сейчас же, но этот камень никак не мог быть крепостью. Даже у фракийцев они были более замысловатые. Включив режим «be strong» я как главный гид болгарского леса нашла новую зарубку и мы отправились дальше. В гору. К этому моменту я уже поняла, что самое неприятное в прогулке по горам Приморско, это не горы, а зверский кустарник с виду напоминающий чернику. Только листья в нем как лезвия и колючки как у Христовой колючки. Мои ноги в районе щиколоток уже кровоточили. Во-первых близость сосудов — особенность моего организма, а во-вторых я не послушалась мужа, который советовал надеть носки. «Ботаник», сказал я и отправилась в горы в кедах на голую ногу.

Прошло уже около часа с момента моего каприза найти крепость. По пути стали появляться надписи об обитателях заповедника Ропотамо, которому принадлежит часть горного участка. Особенно радовали картинки ядовитых змей. Я упорно шла вперед, Кузнецов страховал и подбадривал меня. За этот час, неся на себе пустой рюкзак, ибо все остальное уже тащил на себе муж, я пересказывала ему истории коллег о том, как они ходят в горы на несколько дней. Почему-то это придавало мне сил. Интересно, что Кузнецов при этом вообще не выглядел усталым, разве что колючки ему тоже надоели, потому что она стали постоянным фоном нашей прогулки.

Когда мы упёрлись в табличку «Волчаново кале» я вошла в ступор. Мы стояли у очередного огромного камня, а вокруг нас ковром стелились колючки. В тот момент у меня была только одна мысль – не может этот путь быть ради одного камня. Все сложные пути всегда должны закончиться чем-то очень важным, таким, от чего замирает дыхание и по всему телу разливается счастье. Почему-то я вспомнила то, как долго и какими силами мы шли с Кузнецовым к тому, чтобы семья стала нашим общим решением — поддерживая друг друга, не спеша, не подталкивая. Я сидела на камне, вспоминала наш путь длинною в много лет и искала глазами желаемое «ВАУ». Вау не было, но мне приспичило спуститься немного вниз с по куче битых камней. Учитывая, что на этот момент больная нога вообще отказывалась ходить, это было не легко, но мы спустились.

Упертая, я ползла скорее на чуй, что там и есть счастье, потому что вокруг были одинаково большие камни и деревья. И я нашла его. Вползла от страха на четвереньках и заорала от счастья «Кузнецов, блиииин, как красиво!». Перед нами как на ладони лежал заповедник Ропотамо, с его местной Амазонкой, а сами мы стояли на Левской голове – гигантском естественном образовании из камней в виде львиной головы, которую я так отчаянно показывала мужу из окна автобуса…

В этот единственный раз, раз и навсегда, я поняла, почему люди любят. Не только горы. Спина поломалась на две части, бедро пульсировало пронзительной болью, щиколотки чесались от царапин и крови, я же вцепившись в камень дрожала от счастья и любви ко всему, что меня окружало.

Обратный путь был бесконечным. Я ныла, ныла, ныла и требовала рассказов про Спартака, который вдруг оказался фракийцем. Кузнецов, превратившись одновременно в спортивного массажиста и Шахерезаду, терпел мои слезы и рассказывал сначала всю хронику жизни великого фракийца, а потом и геополитическую роль Болгарии во время второй мировой войны. Зайцы, косули и ящерицы уже не радовали меня. И даже вкуснейшая алыча, собранная мужем вместо воды, которая закончилась, не приносила мне радости. Когда мы спустились к пляжу моих сил не хватило даже надеть купальник. Я осталась сидеть на берегу в обнимку с бутылкой содовой, наблюдая как муж плескается в море. В этом момент я очень ясно поняла, что значит «вдвоем».

Мы вернулись домой только после двух. Оба рюкзака нес муж. Даниил играл с гаджетами. Температуры не было с самого утра. Я упала в кровать без сил. Шагомер показывал 20 километров или 30 тысяч шагов. По тысяче на год, подумала я… Вдвоем, и каждый шаг остался в моей памяти.

Вот тут мы были

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *