Share

Когда я была маленькой, ну как маленькой – ходила в первый класс, мы жили в Вецаках, а училась я в Вецмилгрависе. Это 7 минут на электричке или 15 минут на автобусе. Электричка у нас под окном, до автобуса идти по проселочной лесной дороге с редким рядом частных домов.

Почти все время я ездила на электричке. Сама. Это не казалось чем-то страшным или нереальным, скорее чуть волнительным. Повышающим адреналин и мое самосознание. Укрепляющим мою самостоятельность и поддерживающим мое становление. Я росла по мере того как электричка каждый день плавно несла меня в школу и из нее.

С третьего класса мы учились в две смены, и я ездила уже на автобусе. Зимой было страшновато идти через лес домой, но меня всегда встречали на остановке.

В 14 лет я ездила на тренировки в парк Аркадия на двух транспортах. Без мобильного телефона и тревожной кнопки на часах. Ходила по путевЫм дорожкам, пролазила через дырки в заборах, чтобы сократить путь до станции. Пару раз было страшно в тех местах, где не горели фонари, но в основном я это воспринимала как нечто обыденное. Наверное, в первую очередь потому, что не было альтернативы – машины в нашей семье не наблюдалось и возить меня было некому.

Весь первый класс мою старшую дочь Полину водили в школу, передавая из рук в руки учителю. Потом ее либо забирали из рук того же учителя, либо она оставалась в группе продленного дня. Такие правила в школе, да и мне спокойнее.

Летом за дочкой постоянно кто-то присматривал за исключением пары недель, когда она была дома одна. Это были наши первые шажочки в проявлении ее самостоятельности. Тревожные недели для меня, но веселые и азартные для нее. Мы заранее оговорили правила безопасности, что и как делать в определенных ситуациях – куда звонить/куда бежать. Что можно и что нельзя.

Сейчас дочь – второклассница и с 4 сентября ходит в школу и из школы самостоятельно. Благо наш дом в 5 минутах ходьбы. Дома ее ждет папа, который и покормит и про уроки напомнит.

К слову, домашнюю работу я проверяю точечно, когда больше нечем заняться или, если об этом просит сама дочь. Ответственность за эту сферу школьной жизни полностью лежит на Полине. Это произошло как-то само собой еще в первом классе. Я увидела, что дочка вполне себе хорошо справляется со всем сама, от предлагаемой помощи отказывается, по факту все делает, знания получает, контрольные пишет отлично. Так что на сегодняшний день она, по-прежнему, с учебой справляется своими силами. Мы с мужем больше занимаемся мотивацией и объяснением для чего десятки раз решать однотипные примеры и задачи.

С началом сезона тренировок по художественной гимнастике остро встал вопрос о том кто и когда будет возить на них Полину, потому как расписание таково, что работающим родителям этим заниматься нереально. Весь август и сентябрь мы изворачивались за счет моих обеденных перерывов, свободных часов мужа и самое главно – услуг такси. Нам несказанно повезло – у нас есть очень хороший знакомый водитель, который по совместительству папа Полининого одноклассника. Ему я могу доверить своего ребенка. Надо отдать должное, он спасал нас даже, когда фактически была не его смена; не ругал, если ребенок забывал дома деньги; доводил прямо до дверей школы.

Он и сейчас является нашим спасением в те дни, когда график его смены и наших тренировок совпадают и Полине надо ездить в «дальнюю» школу. Потому как в «ближнюю» школу с октября месяца дочка иногда досатвляет себя самостоятельно.

Это никогда не было нашей идеей фикс. Я не стремилась выкинуть дочь из зоны комфорта и заставить ее одну доехать из точки А в точку Б. В нашем случае это просто необходимость.

Это решение мне психологически далось нелегко. Дочка тоже все еще мандражирует. Несмотря на то, что у нее есть часы с GPS и тревожной кнопкой с охраной Strong Security; у нее есть телефон и мы все врем на связи.  Они с папой четыре раза съездили по этому маршруту вдвоем, он ей все показал, рассказал и объяснил.

Я понимаю, что соблюдены все меры предосторожности, все проговорено с Полиной десятки раз, все выверено по сантиметрам… и вроде бы нет повода волноваться. Пока в один прекрасный день, происходит нечто, и я прозреваю, что Полинка еще сущий ребенок, несмотря на все ее умные мысли и рациональные умозаключения. Она видит мир и воспринимает его как ребенок. Наивно и солнечно. Без страха и искаженной реальности.

Полина знает, что нельзя разговаривать с чужими людьми. Вообще. Ни о чем и ни при каких обстоятельствах. Она знает, что в случае опасности надо бежать в людное место, а сейчас еще и жать тревожную кнопку на часах. Входя в подъезд, она старается, чтобы никто не видел код который она набирает, и не вошел за ней. Она внимательно смотрит по сторонам, когда переходит дорогу.

Я даже считала, что возможно перегибаю палку, пытаясь до нее донести, что никогда нельзя знать что в голове у улыбающегося человека; все взрослые потенциально опасны, а транспортные средства это вообще зло на дороге.

«Мама, ты только не волнуйся… я тебе сейчас страшную историю расскажу»,- издалека начала Полина, когда я заглушила двигатель у нашего дома.

По мере того, как дочка рассказывала как чужой дядя зашел в подъезд и поднялся вслед за ней аж до чердака, у меня немели руки и начало колоть в груди.

А ведь мы про это говорили с ней… и не раз…

«Я шла и все время оборачивалась на него… было страшновато»,- рассказывала мне дочка, а я понимала, что ей просто повезло и незнакомый дядя скорее всего был рабочим, которого отправили на крышу. Что-то чинить. Это я себе такой вариант придумала и верю в него.

«Если бы он меня напугал, я бы позвонила тебе»,- уверенно парировала мои увещевания об опасности Полина.

СТОП!!! Не мне! Родная моя, у тебя же есть тревожная кнопка. Это 3 секунды и все – охранник с автоматом спешит к тебе на помощь. В таких ситуациях надо вызывать его, а не пытаться позвонить маме.

Я заплакала. Прям там в машине. Так чтобы Полина не видела и не испугалась еще больше.

До меня дошло, что мой такой самостоятельный ребенок еще такой… ребенок. И несмотря на все проведенные лекции и пошаговые действия в условиях опасности, она все равно приняла детское решение – звонить маме. Так поступает любой ребенок: если что-то случилось – нужна мама.

Я долго отходила от этого случая. До сих пор отхожу…

Мы с мужем еще раз проговорили с Полиной всю ситуацию. Объяснили что надо было бы делать, а что нельзя. Но тревога теперь со мной постоянно. Я отдаю себе отчет, что эта моя тревога не должна ограничивать взросление дочки, не должна ее пугать еще больше. Поэтому пока я тревожусь в уши мужу или коллегам.

Еще недавно мне казалось, что отлучать малыша от груди, приучать ребенка к горшку, адаптировать в садике и объяснять для чего необходимо учиться это тяжело и нервоёмко.

Сейчас я точно знаю – сложно отпускать ребенка в самостоятельное плавание, трудно сепарировать его от себя, безумно тяжело позволять совершать свои ошибки и учиться на них. Просто потому что какая-то одна ошибка может оказаться слишком большой.

Где найти золотую середину? Как отпустить и не навредить?

У меня нет ответа на этот вопрос. Я сама в поиске.

2 мысли о «Детская самостоятельность»

  1. Ой…прямо да!!! Очень и очень понимаю.
    Нервы наши…нервы…однажды у нее выключился телефон во время такой перебежки.Муж слгка поседел. Моя первоклашка передвигается от одной школы к другой, что в 100 метрах, через дорогу. На остальное — зреем. Дома еще не оставалась. Боится, что будут в дверь звонить или стучать. Но у нее есть телефон. Короче, такая взрослая, но такой еще ребенок.
    А страхи…В этом плане я фаталист, чем бешу мужа, но так мне легШе.

    1. Я после мужика в подъезде вдруг поняла, что ребенку абсолютно не обязательно куда-то ехать далеко, чтобы нарваться на неприятности… плохое может случится в собственном подъезде или по пути в школу «через дорогу» как у нас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *