Share

Я никогда не займу самое хорошее место в кафе или транспорте. Никогда не влезу куда-то без очереди. Никогда не куплю последний кусочек вожделенного грушевого пирога, если слышу, что его обещал жене мужчина стоящий в очереди позади меня. Никогда не создам неудобное положение для откровенного лгуна, объявив во всеуслышание правду. Никогда резко не одерну человека, который делает какие-то неприятности на мой счет. Никогда не заставлю кого-то вопреки желанию подстраивать под меня свое время.
Я практически всегда выбираю для себя все самое неудобное, проигрышное, напряжное и неловкое.
Я идиотка.
Меня так воспитали.
Я пытаюсь себя перевоспитывать. В мелочах. В незначительностях. В ежедневных поступках и решениях. В словах. В отношениях. В деталях. Я пытаюсь быть для себя в деталях.

«i know you are watching me» (CC BY 2.0) by Rosa Menkman

Я делаю это уже даже не столько для себя, сколько для того, чтобы суметь показать на своем примере дочкам, что иногда (всегда) надо уметь за себя постоять. И, возможно, забрать последний кусочек шоколадного пирога с грушей, если ради него был проделан огромный путь, и это действительно доставит радость, а не будет просто очередной ничем не запомнившейся сладостью.
Я учусь сама и хочу учить детей ставить свои интересы во главе стола.
Не переусердствуя.
У меня нет цели воспитать эгоистов и эгоцентриков. Я пытаюсь найти ту золотую середину, которая будет казаться правильной.
С золотой серединой всегда сложно. Это почти утопическая линия, по которой большинство стремится пройти по жизни. Иногда мне кажется, что ее нет вовсе. Точнее у каждого она своя. Как и правда. Как понятие добра и зла. Они не абсолютны в наши дни. Потому что все можно оправдать или объяснить. Так и золотая середина – она есть, но то, что золото для меня, вполне может быть ржавчиной для другого.
Я учусь стоять за себя. Учусь требовать то, что полагается мне по праву. Учусь быть немного наглой, или хотя бы напористой, или просто не прогибаться под всех и вся. Учусь элементарно озвучивать свои желания или нежелания. Учусь говорить «нет». Учусь давать отпор, а не тихонько вытирать слезы в дамской комнате.
Это увлекательно. Интересно. Необычно. Сложно.
Пока получается плоховато. Точнее, мне кажется, что я прогрессирую, а окружающие утверждают, что топчусь на месте.
Это тяжкая душевная работа. Как бы глупо это не звучало. Но я – идиотка. Меня так воспитали.
Из всех людей на улице мошенники собирающие деньги на вымышленную благотворительность, выбирают меня и нагло идут напролом, самозабвенно втирая мне ложь про то на какие нужды они хотят получить от меня деньги.
Из десятка прохожих пьяницы и бомжи подходят ко мне и просят купить им хлеб и выпивку.
И я не могу отказать. Почему-то не могу. Точнее, иногда я отказываю, но потом как будто мучаюсь из-за этого. Совесть не формулирует определённой мысли и посыла в чем собственно состоит ее укор мне, но он точно есть. Такой невесомый, но навязчивый.
Зачем меня так воспитали?
Жертвой.
Ведь я не жертва внутри. Я – бунтарь.
Бунтарь же? Или нет?..
Я бунтарь вне ринга. Но как только жизнь ставит меня с кем-то в спарринг, я невольно становлюсь жертвой. Овечкой. Невнятно блеющей что-то про плохую погоду за окном.
Есть человек в моем вынужденном окружении, который не знает границ. Ни в общении, ни в поведении. Наверное, он таким родился. Так бывает.
Меня совершенно не устраивает его стиль общения и поведения со мной. Развязанный, фривольных, часто оскорбительный. Я пытаюсь его осадить, резко разговаривать, показывать, что мне неприятен ни стиль, ни содержание его выпадов в мою сторону. И для меня это уже так много, что я даже слегка загордилась собой и своей смелостью. Но оказывается этого мало. Человек глуп и невоспитан, и у него нет тормозов. Даже, когда ему говорят «стоп». Словно в него забыли залить тормозную жидкость. Он мчится, мчится, мчится, а тормозить не умеет. И я все, жду, что кто-то вместо меня поставит перед ним бетонную стену, и он со всей дури херякнется об нее. И больше никогда даже не посмотрит в мою сторону.

«A wall» (CC BY 2.0) by robennals

Но бетонной стены нет… а мои соломенные, старательно уложенные преграды он сносит без своих тормозов, похоже даже не замечая их.
Я верю, что настанет момент, когда я воспитаю в себе легкое зверство, или хотя бы оскал. Я смогу. Я должна.
Я же не идиотка в конце концов. Ну и что, что меня так воспитали.
Я начну с сегодня. С мелочи. С незначительности. Пожалуй даже с глупости.
Пойду и возьму тот кусок пирога, который я хочу, независимо от желаний остальных соискателей сладостей. Я хочу шоколадный пирог с вкусной грушей. И я его куплю. Он, мать его, мой!

photo by AsyaBelova

 

Читайте нас на Facebook

    1. Да 🙂 ТОлько к тому моменту как я вернулась в очередь, из привлекательных остался только сливовый пирог. Но было вкусно! :))

  1. Фото-отпад!!! А вот почему так? Почему когда несут чушь,стыдно мне,а не «ему»? Почему когда лгут,врут,я молчу? Мне просто интересно почему так?… Почему по отношению ко мне люди бестактны? «У тебя колготки рваные» хаха. «Чего ты ногти прячешь,опять грызла?» и т.д. Может начать говорить?)))

    1. Я сама пытаюсь разобраться почему так 🙂 почему мне мучительно стыдно за человека, который городит чушь, хотя я ни в чем не виновата, и мне жалко его от всей души. Потому что он такой бедный — плетет ахинею в надежде что я поверю, и чтобы его не обижать я делаю вид, что верю.
      Наверное, мне кажется, что если человек гоорит/делает/проявляет гадость/ложь/бестактность, или пытается самоутвердиться за счет принижения кого-то еще, то он априори ущербный и несчастный… и его надо пожалеть. Или хотя бы не мешать делать и говорить то, что ему необходимо, чтобы чувствовать себя лучше.
      Это такая болезненная эмпатия получается. И вот тут надо учиться проводить границу — сколько я могу и хочу терпеть, чтобы кому-то было лучше за счет меня.
      У меня черты пока нет… точнее она очень далеко и почти не видна. :-/ но я работаю над этим.

  2. Понимаю. Меня тоде воспитаои так, что я не мону обидеть других людей, боюсь задеть словом, делом, правдой, боюсь обидеть, стыжусь там, где должен стыдиться тот другой. И когда собираю всю себя в кулак и говорю, что должна, то у меня просто буря внутри, и когда хочу сказать и не могу, тоже буря. И у меня стойкое ощущение, что я также воспитываю старшую, так, как не надо, покладистой и угождающей окружающим, и страдающей от этого. Печаль.

    1. Прям 100% мои эмоции.
      Я детей наоборот мне кажется стараюсь ожесточить чуток, потому что старшая очень на меня похожа — зажатая, стеснительная, мягкая… с ворохом неуверенности. Трудно ей будет как и мне по жизни с этим справляться 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *