Share

Сколько себя помню в школе я никогда не считала себя красивой. И никто никогда меня не разубеждал в обратном.

Папа слишком часто называл толстой и грозил, что скоро не пролезу в дверь, и замуж никто не возьмет. Даже в то время, когда моя талия достигла 64 см, а бедра 93 см, и я страдала от язвы из-за изнуряющих и неправильных диет.

Примерно с 14 до 16 лет из зеркала на меня смотрело неухоженное лицо подростка с угревой россыпью темных точек по всему лицу и небольшим набором воспаленных прыщей на лбу. Они были обязательной атрибутикой моего тогдашнего look`a.

Лет после 13 волосы постепенно стали жирными и надо было их мыть каждый день, что делать не приветствовалось «чтобы не стало еще хуже». И я ходила с двумя тонкими жирными сосульками обозначающими челку и худым хвостиком на затылке.

Груди мне от природы не досталось, хотя все наделись, что я генетически переняла эту часть тела у бабушки. Не сложилось. Генетика дала сбой.

Постепенно я стала носить свободные вещи, закрывающие все, что можно. Потому что было четко определено, что самая красивая часть тела в нашем роду это кусочек ноги ниже колена и до щиколотки. Вот его нужно открывать. Остальное в бан.

Ногти, которые я кусала лет эдак до 16-17 тоже «так себе» тянули на предмет красоты и гордости, и их я старалась прятать, сжимая ладони в кулаки.

Я обрастала комплексами долго и медленно. Словно натягивала на себя все новый слой одежды, которая была явно с чужого плеча.

Потом началась борьба.

С прыщами. С жирными волосами. С толстыми ляжками. С маленькой грудью. С большим носом.

Борьба с собой. Борьба с окружающим мнением. Борьба с ветряными мельницами.

Она была изнуряющей, беспощадной и главное бесконечной. Потому что каждый раз ликвидируя один недостаток, а видела непаханое поле других. Видела уже сама. Без подсказок из вне. И вся моя жизнь превратилась в одну долгую, утомительную борьбу.

Чаще всего в этой борьбе я проигрывала и, как результат, захлебывалась в пучине ненависти и презрения к себе.

Постепенно нелюбовь и брезгливость по отношению к своей внешности как яд распространились и на мое видение себя в целом. Я фиксировала каждый свой промах, каждую ошибку, каждую неудачи и оплошность. И с наслаждением хлестала невидимым словесным прутом. Внутри ликуя – я так и знала, что я бездарь и урод!

Меня хватило почти на 10 лет такой ежедневной кропотливой «работы» с собой. 10 лет борьбы, ненависти, презрения, страха, самоуничтожения и злорадства.

А потом я просто легла на кровать и наблюдала как ленивые осенние мухи ползают по стене. Не было ни эмоций, ни ощущения времени и пространства. Только желание, чтобы меня все оставили в покое. Чтобы я лежала вот так долго-долго. Всегда.

Я была на пике самоуничтожения и безразличия, когда мы встретились с мужем. По-большому счету он меня спас. Он просто любил меня. Вот ту. Колючую, жестокую, глупую, ненавидящую и разрушающую себя.

Как будто видел во мне что-то хорошее, доброе, легкое, яркое. А не груду лохмотьев, в которые я себя облачала на протяжении последнего десятка лет. Видел меня шестилетнюю. Довольную, озорную, уверенную, счастливую! Ту, которой я была когда-то.

Потом мне понадобилось почти 13 лет, чтобы полностью освободиться от всех тряпок под которыми я погрязла и увидеть себя. Настоящую. Без едких комментариев и замечаний со стороны. Без пустых и бестелесных похвал. Без неуместных комплиментов. Без лукавства. Без прикрас. Без ужаса и страха.

Я увидела себя.

Словно стояла у зеркала и разглядывала. Тело, разум, душу.

И вдруг поняла, что нравлюсь себе. Не каким-то отдельным кусочком тела, мыслью, чертой характера или поступком. А вот так в целом. Какая есть. Потому что это я. Я настоящая.

И мне необязательно влазить в 38 размер одежды, чтобы себя любить и ценить. Мне больше не хочется казаться лучше, чем я есть. У меня пропала необходимость в признании окружающих. Мне не важно видение меня глазами других людей, для того, чтобы самой составить о себе мнение. Я прекрасно понимаю, что какой бы ни был другой человек, он все равно всегда будет видеть меня через свою призму своего «Я», сквозь свое видение мира. И это буду уже не я настоящая, а кто-то кем меня видят.

Сегодня я сама знаю, кто и какая я есть.

И во мне настоящей есть много хорошего, симпатичного, даже красивого. Во мне настоящей есть недочеты, есть проблемы. Но теперь я их принимаю! Я могу (и буду) их корректировать, стремиться стать лучше. Но теперь через любовь и уважение к себе, а не через страх и ненависть. Не в угоду другим, а в радость и удовольствие для себя.

Я впервые не откладываю любовь к себе на завтра. Не обуславливаю ее. Не жду 73 кг на весах, чтобы полюбить себя, а люблю уже сейчас с 76 кг. Я вижу, где не права как мама, как жена, где допускаю ошибку как юрист, где лукавлю, но это не отодвигает мою любовь к себе, не уничтожает мое принятие себя. Даже, если завтра я открою в себе нечто нелицеприятное, чего не вижу сегодня, я все равно это приму. Не буду избегать, не буду презирать и ненавидеть. Приму.  И буду работать.

Я пришла в точку, когда мне легко и радостно каждый день вне зависимости от того какое у меня настроение. Потому что настроение минутно, а общее состояние – постоянно.  Как когда мне было 6 лет, и я со счастливым визгом неслась на велосипеде навстречу солнечному свету в полной уверенности, что жизнь и я – прекрасны, а содранная коленка забудется уже завтра.

Одна мысль о «Любить себя»

  1. Как же мне повезло… я всегда любила себя, нравилась себе в зеркале, хотя на основании замечаний мамы должно было быть иначе. Даже в пору школьных издевательств, когда испытывала на себе все прелести прессинга толпы, была внутренняя уверенность, что они просто не видят, не могут понять меня…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *