Share

Я родилась недоношенной. Так случается. Сейчас, кстати, чаще, чем 35 лет назад. Да и по сегодняшним меркам, родившись на 34-35 неделе, я вряд ли считалась бы недоношенной. Но в далеком 1982 году мое раннее появление на свет было пугающим и волнительным для всех – врачи, очевидно, понимали, что накосипорили с лекарствами, вызвав тем самым роды, а мама была просто без сил. Первые несколько дней она меня не видела. Потом испугалась – такой я ей показалась маленькой и цыплятистой.

Меня стали усиленно кормить. Выкармливать. Потому что в нашей семье считалось, что здоровый ребенок это крупный и упитанный ребенок. А меня сухобздунчика, родившегося весом 2900 грамм, и вовсе ошарашили эпитетами «болезненная», «слабенькая» и так далее. И кормили, кормили, кормили… Печоночка трески, собственного производства (Балтийская треска была частым гостем в нашей семье), свежайшая вареная телятенка перемолотая с цветной капустой, кашки на молоке с добавлением сливочного масла, жирный творожок и прочее и прочее.

Словом, я никогда не задумывалась о том, почему нельзя лопать много сладостей, почему надо дозировать и ограничивать свои порции и даже не подозревала, что через много лет еда станет моей проблемой.

Лет в 11-12 у нас с соседкой по лестничной клетке было свое придуманное лакомство – мы отрезали горбушку свежего белого хлеба, вытаскивали из нее всю мякоть (естественно себе в рот), и в образовавшуюся ямку наливали молоко. Горбушка приятно размокала и мы с удовольствием чавкали вкусно пахнущим хлебушком пропитанным жирным молоком. Раз в два дня мы съедали по две горбушки. Ровно столько, сколько было в доме у каждой из нас. Моя соседка потом пошла еще дальше и стала на горбушку белого хлеба мазать сливочное масло и посыпать всё это сахаром. Ее глаза закатывались от восторга, а уголки губ дрожали, когда она подносила этот бутерброд ко рту.

Впервые я осознала свои формы, когда меня – семиклассницу, в коридоре школы на ходу погладил по заднице старшеклассник. Я даже расплакалась от стыда и неожиданности. Особенно услышав его игривое: «Вот это попа».

Тем же вечером я целый час крутилась у зеркала и рассматривала то, что так привлекло мужское внимание. Ну да – попа. Есть. Она вида. Особенно если одевать юбки моей старшей двоюродной сестры, которые она мне отдала в количестве трех штук. Попа как пока, ничего особенного. Я рассказала о «попе» маме, и она подтвердила слова того старшеклассника – да, попа у меня красивая и знатная. Потом я еще часто буду слышать подобные замечания от разных людей – хирурга, который в мои 16 лет делал мне две операции недалеко от места всеобщего восхищения, тренеров, ухажеров.

Уж не знаю, была она так хороша благодаря многочисленным кашкам, супчикам, горбушкам белого хлеба и сырочкам, но как только я стала истязать себя диетами – попа пропала первой. И уж не возвращалась. Обиделась что ли?..

Во второй раз я обратила внимание на свою фигуру, когда мне было 15-16 лет.

Я была влюблена. В принципе я почти не помню периодов в свое жизни, когда я не была бы на волне влюбленности. Мне это было необходимо как какой-то драйв, кислород, адреналин, если хотите. При этом я была настолько серьезна внешне, что мальчики в основном боялись ко мне подходить.

И вот, объект моих тогдашних чувств на большой обеденной перемене подошел ко мне и при всех отдал какую-то записку, а потом жутко загоготав убежал. Естественно всем стало интересно что там. В этой записке. Мне тоже. Пару секунд она приятно жгла руку, давая мне надежду на признание во взаимном чувстве. Пара секунд радости и душевной улыбки. А потом я ее прочитала. Это была доморощенная визитка диетолога, который обещал легкое похудание в короткие сроки. А под контактами мужской фамилии было нарисовано сердечко и стояла подпись моего объекта любви.

Было больно.

Стыдно.

Противно.

Тогда я впервые посмотрела на себя в зеркало и почувствовала брезгливость и… ненависть. К себе. Своему телу.

Самое парадоксальное, что человека, невольно запустившего мое абсолютное неприятие себя уже давно нет в живых, а я еще долго не могла посмотреть на себя в зеркало и хоть чуть-чуть порадоваться отражению.

Даже, когда весы показывали 64 килограмма при моем росте 176 см, я всегда находила отрезок на своем теле, который раздражал. Даже, когда в 17 лет моя талия была 64 см, а бедра с грудью 93 см, на меня по-прежнему почему-то не обращали внимания мальчики. От отчаяния я кушала и вновь прыгала в привычные 70 кг. Я ненавидела эту цифру. И себя вместе с ней.

Когда я встретила своего мужа, то был настолько истыкана нелюбовью к себе, что очень долго не верила в его чувства. Обижала, играла, провоцировала и делала больно. Была уверена – он обманывает или обманывается. Меня нельзя любить. Я не люблю себя. И он меня тоже не любит. Просто еще не понимает этого. И я как могла пыталась ему это доказать.

Но моего мужа голыми руками не возьмешь. Со временем его заразительная любовь ко мне передалась и мне самой. И я стала хорошеть. Ни худеть, ни толстеть. Хорошеть. Верить в свою красоту и привлекательность. Верить, что попа моя по-прежнему на месте и хороша, нос не огромный, грудь где-то там обозначена, талия просматривается, да и щеки вполне себе скромные.

Конечно, случались срывы. И сейчас случаются.

Бывает, приеду в магазин, примерю на себя платье с манекена китайского размера и понимаю, что всё – хуже не куда. Молния не застегивается, ноги торчат, а не простираются бесконечным рядом, живот из «жизнерадостного яблочка» превратился в «просроченный астраханский арбуз». И я не люблю себя. Примерно час. Ровно пока добираюсь из магазина домой. Потому что там меня встречает муж. И он любит. Просто потому что я это я. А не худощавая Клементия в модном платье, или Глафира с подкаченной попой, упругой грудью и квадратиками вместо арбуза в районе живота.

И я понимаю, что не так всё плохо со мной, это просто платье не на мою конституцию сшито. А попа и геометрия вокруг пупка обязательно будут. Потому что я этого хочу. Для себя. Для здоровья спины, которую к моему удивлению держат мышцы пресса, для силы ног и ощущения мобильности тела, а не для того, чтобы понравиться. Я и так неплоха, а местами и вовсе привлекательна. И в этом залог моего уже осязаемого успеха.

 

  1. Доброе! Ка раз для меня и частично про меня. Про влюбленности, драйв, про попу, про то, что мальчики боялись. Хоть я и была круглой только в одном месте, в том самом аппетитном, красивой или даже симпатичной я себе не казалась вовсе. Красивой и уверенной меня сделала муж после моих 19. После рождения старшей я стала себя любить, именно любить, а не искусственно расхваливать себя себе же. А вот сейчас после младшей фигура сильно расстраивает и в принципе является объектом всех переживаний и мечтаний разом. И когда грудь и так из первого размера ушла в нулевой без формы, то любой живот, если только он выпирает, бока и попа сразу делают из меня Глорию. Но муж любит, и это чертовски некстати расслабляет! +))

    1. Привет!
      А я вот чем больше наблюдаю жизнь и женщин, тем больше понимаю, что красоту дает внутреннее самоощущение и привлекательность. Если женщина чувствует себя красоткой «в теле», то она отобьет внимание у самой худой барышни, если та собой не довольна и не любит себя. Я вот и иду к этому самому любению себя, ищу комфортное для себя тело, эмоции и стиль жизни. И это увлекааательно :))

      1. Я с тобой полностью согласна! У меня в окружение есть полные барышни, но они такие неповторимые, в них такой заряд, я их даже худыми не представляю. У меня проблема, что я в теле чувствую себя дискомфотно и тяжело, как физически, так и психологически. И да в поисках этого тела цель должна быть больше, чем узкие бедра, иначе удовлетворения не прибавится. Я с лишними округлостями нахожусь в угнетенном состоянии, и мое недовольство тем, что надо отказывать себе в чем-то, как зараза распространяется вокруг. +)

        1. Ну вот и у меня та же проблема — тяжко мне с лишними кг, тяжко с больной спиной потому что мышцы корсета ее не держат, потому как их, мышц, как бы нет — слабые они и не накаченные. Вот и получается, что сильное тело = собранному телу. И от осознания и ощущения, что с каждой новой задействованной мышцОЙ тело становится здоровым желание добиться успеха удваивается 🙂 это как своеобразный наркотик.

  2. Вот реально бесят платья на китайцев! 🙂
    Я до 30ти лет могла позволить себе кучу сладкого, хлебушек белый с маслом и вареньем сверху без последствий для фигуры 🙂 и была почти доской (63-65 кг при 178)…. а потом гормональные перестроения… и нате вам 75 КГ! Но муж говорит не надо как было когда познакомились, говорит совсем кости торчали 🙂
    Этим и успокаиваюсь…. но в спорт зал с ним стала ходить. Так, на всякий случай 😉 Ну и для поднятия духа.
    Но у меня не в попе, у меня все в груди и в животе 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *