Share

Когда я училась в университете, я была абсолютно уверена, что никогда не буду работать в сфере административного права и точно не подойду близко к государственным учреждениям. Там же скукота полнейшая, безликие бумаги, никакой юридической креативности, серые стены и низкие зарплаты.

Я была одна из немногих, кто искренне не огорчался тому обстоятельству, что административное право и административный процесс, который на тот момент был в виде новоиспеченного закона, еще не вступившего в силу, нам преподает человек совершенно негодный для преподавательской деятельности. Его лекции были неинтересны, вялы и монотонны. С тех пор я только укрепилась в своей уверенности – я никогда не буду работать с административным правом.

Никогда.

В то время мне очень нравилось это слово. Для меня оно было дерзким, решающим, почти главным. Я училась, работала, была независима и считала себя абсолютным и непоколебимым кузнецом своего счастья. И, если я сказала: «Никогда», то так оно и будет.

Очнулась я лет через 5 после окончания и бакалавриата и магистратуры. Очнулась не в частном секторе и не в суде, о котором мечтала все время учебы, а в самом эпицентре административного права и административного же процесса. В госнике.

Очнулась и поняла, что… мне хорошо тут. Я довольна. Счастлива. Я на своем месте. Несмотря на то, что я была ровно там, где так яростно не хотела быть. Там, на что была наложена жирная печать «НИКОГДА» нелюбимым агрессивным красным цветом.

Я улыбнулась своему нигилистическому максимализму студенческих лет и, приятно отметив про себя, что скукотой тут, в госнике, и не пахнет, бумаг много, но все они интересны и требуют полной юридической погруженности и отдачи. Стены и правда сероватые, но я их разбавила картинами, и они уже не кажутся такими удручающими.

Так красный цвет и одно простое слово застолбили за собой право указывать наилучший для меня путь. Даже через мое собственное сопротивление.

Когда я познакомилась с мужем, первое, что я решила – замуж мне за него точно не идти. Потому что он дико далеко. Потому что мы абсолютно разные. Потому что так не бывает. Потому что – нет.

Никогда.

Даже, когда это слово красными толстыми буквами игриво проплясало в голове, я не обратила внимания на некий ироничный подтекст, который мне ненавязчиво предлагало подсознание.

Я вновь очнулась только через три года, когда абсолютно счастливые мы стояли с мужем в церкви под волшебное песнопение церковного хора и незаметно поправляли на безымянных пальцах золотые кольца. Я вспомнила свое «никогда» и улыбнулась.

С тех пор мне бы надо было понять и запомнить, что мое «никогда» это как пригласительный билет навстречу чему-то замечательному. Но я не поняла и не запомнила.

 

Когда последние полтора года я то и дело натыкалась на тему защиты обработки персональных данных, я каждый раз чертыхалась в сердцах роняя: «Блин! Никогда!»

Была возможность подработать, читая студентам лекции на эту тему. Я сбежала от этой возможности так быстро, что предложение о работе даже не успело до конца слететь с уст потенциального работодателя.

Никогда.

Не мое. Не нравится вообще. Тема неинтересная, безвкусная, без личностная, юридически безликая. Я ее не вижу, не чувствую. Даже если поперчу и посолю не смогу понять ее вкус. Так бывает – кому-то нравятся кольца кальмаров, а кому-то нет. Я, например, их не приемлю в своем рационе. Так и с защитой персональных данных.

Никогда.

Красные упитанные буквы задорной кадрилью плясали у меня в голове, издевательски выходя «на бис», которое требовало мое подсознание.

Очнулась я совершенно недавно. Буквально неделю назад. Когда в очередной раз мне дали дело связанное с защитой обработки персональных данных, потому что последние полгода, как оказалось, этим вопросом тесно занимаюсь только я.

Я оглянулась на последние шесть месяцев и поняла – да. Я по уши в защите этих самых ненавистных мне ранее данных. Я ныряю в них, выныриваю и даже умею недолго держаться на плаву. И самое парадоксальное – мне это нравится.

Я начинаю завязывать серьезные длительные отношения с этим вопросом, а пока у нас конфетно-букетный период, когда я поздно возвращаюсь домой с длительных рабочих свиданий, и все свободное время стремлюсь отдавать ему – вопросу.

 

Сегодня я часто крашу губы красной помадой. Надеваю красные туфли. И стараюсь не пропускать слова, которыми в меня кидается мое подсознание. Точнее то одно слово, которое до сих пор служило катализатором самых интересных и значимых событий в моей жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *