Share

Неделю с прощеного воскресенья эта тема разными способами вылезала из рамок просто моего опыта, и я несколько раз пересказывала эту историю годичной давности. Это тема — обвинения.

За последние несколько лет наша семья приобрела к ним стойкий иммунитет, который помогает менять взгляд на обвинения восприятие ситуации, ибо обвинения — это часто не о том, что ты виноват (и тут за скобки я выношу все криминальные преступления), а о том, что кто-то испытывает по отношению к тебе банальный страх, зависть, ненависть, злость, безвыходность или, в некоторых редких случаях, имеет в голове странную партию, в которой тебе принадлежит малюсенькая роль, но именно твоя реакция на обвинение запустит остальную цепочку. Наверное, самый важный урок, который я вынесла из опыта нашей семьи, есть о том, что ты и обвинения — это абсолютно не причастные вещи. Объединяет их лишь тот субъект, который по той или иной причине (см.выше) приложил одно к другому.

Объяснить это мне помогает одна история, которая произошла с нами в прошлом году в одну из поездок по юго-западной части Англии в направлении Котсволсд. Гидом нашей поездки был ярчайший и приятнейший человек, родом из Болгарии, и половину своей жизни проживший в Англии. На его авто, «то ли рено, то ли форд», мы совершали поездку по этим наикрасивейшим местам Англии. Кроме красоты региона я находилась в священном ужасе от «эксклюзивности» района, потому что все — начиная от домов-усадьб, до дорог, удобных, ухоженных и абсолютоно nature-friendly говорило о том, что «those people don’t go to the work daily» — как ответил мне Бобби на вопрос, а как эти жители добираются на работу.

И вот, проезжая мимо очередного замка по не широкой дороге, мы разминаемся на ней — медленно и нежно — с машиной марки мне неизвестной, и это даже не феррари. К слову сказать, на нашем пути мы встречаем множество гаражей, для таких вот «once per month» средств передвижений, где происходит уход за этими эклюзивными «стальными любимцами» остальные 30 дней в месяц. Продолжая поездку, минут через 5-7 мы сбавляем скорость, чтобы полюбоваться на поместье то ли премьер министра, то ли какой-то звезды, и тут за нами появляется «неферарри», из которой выходит дама за 50 и начинает беседу с Бобби, суть которой находится у нее в руках — боковое зеркало. В тот момент в моей голове человека из среды, где обвинения (повторюсь, что в нашей семье эта уже история на 10 см толщиной документации) и доносы соседа на соседа, пусть даже в историческом прошлом, есть жуткая реальность, пронеслось много — и то, что Бобби ради нас взял отгул на работе (а значит, возможно, он потеряет часть дохода), и то, что именно ради нас мы приехали сюда и сделали этот круг, чтобы увидеть эти действительно шикарные места, и то, что теперь ему надо будет разбираться, платить страховку, или потом переплачивать за новую, и то что, может нам надо компенсировать хотя бы часть этого зеркала от машины, на которой ездят раз в месяц, но которая стоит больше моей скромной квартиры в Риге…

Слава Богу, Бобби вернулся в том момент, когда я уже думала, как нам перечислить ему половину моей квартиры. Он сел за руль и продолжил свой рассказ о графстве и замке. Я сидела как мышь, боясь спросить, а что там с зеркалом. Но все же решилась. Бобби, продолжая свой рассказ о замке, совершенно спокойно сказал, что дама хотела, чтобы он своей страховкой покрыл ремонт зеркала, которое «МЫ» ей снесли. Но «то, что у нее отвалилось зеркало, не значит, что мы его снесли или то, что мы задели ее машину». И что будет дальше, спросила я его. «Ничего.», сказал Бобби. «Она сразу выбрала неправильный тон, то, что у нее отвалилось зеркало, не значит, что в этом виноват я».

Тогда, в прошлом году, эта история стала самым большим подарком для меня из красивой Англии. Она расставила по местам многие мысли в моих мозаичных размышлениях по этому поводу, главная из которых — необходимость сразу сепарировать себя от обвинений, потому что вы — это вы, а обвинения — это уже другой индивид с его набором эмоций, который он решает таким образом. Ибо «она сразу выбрала неправильный тон».

За год я пересказала эту историю в деталях раз шесть, не просто так — а в помощь людям, которые замерли в страхе из-за обвинений или, наоброт, стали зарываться в том, чтобы оправдаться и защитить себя от вранья и клеветы, и этим запуская ужасный механизм прогрессии, когда каждое оправдание обрастает еще большей долей обвинений. Возможно, она пригодится еще кому-то. Вот уже год я живу с этой историей, и, бывает, говорю себе «Будь как Бобби». Поверьте, это позволяет решать ситуацию с наименьшим злом для себя. Потому, что решать придется, и важно после этого остаться самим собой, оставив индивида с его обвинениями за скобками своей личности (и семьи), и взяв из этого лишь только опыт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *