Share

2018 начался уже 31 декабря, в ванне, читая в ленте фейсбука многочисленные итоги с множественными пунктами достижений, которые уверенно лидировали среди сухих строчек про развод и «мы потеряли». В этом году я саботировала свои же установленные правила – не подвела итоги и не сделала карту желаний. В голове уже несколько месяцев живет мысль, которую я боюсь потерять в своей мозаичной карте извилин, и которую охраняют два имени, зародившие ее в моей, богатой на воображения, голове. Осознание этой мысли ничего не поменяет в моей жизни, но поменяет абсолютно все в ее восприятии. И это пока пугает и притормаживает меня. Это и есть главное наследство 2017, вписанное в тестамент, который мне еще надо осознать в 2018.

2018ый мы встретили на набережной, рассмотрев все красивые витрины по пути к месту новогоднего фейерверка. Вдвоем, за руки, делая смешные селфи для себя и Даниила, который в этом году случайно подарил нам с Кузнецовым новогодний вечер вдвоем, оставшись встречать его по особому вентспилскому времени вместе с папой. Волшебное вкусное безумие в виде традиционно шпинатного торта, любимый бутерброд с икрой, шампанское для традиции, красивый праздничный фейерверк, подаренная братом красивая елка, куча подарков под елкой, а не елке мой новый кулон в виде дерева и невероятное спокойствие, которое в колоде Таро называется картой Мир – так встретил меня 2018ый.

А утром дождь, дворники по стеклу и 45 минут до кладбища, потому что не все успела в 2017. Я бываю там только по грустным поводам, с цветами и слезами, однажды прописав себе правило, что помнят в голове и сердце, а не на кладбище. Я и помню так, но в 2017 обещала доехать тете, которая отметила свое 80-летие инсультом. Кладбище разрослось, и я сначала растерялась, что не найду бабушку с дядей. Совершенно неуместно я пошутила, что место очень приметное – на холмике у сосны, ровно что в «Джентльменах удачи» — про мужика и дерево. Нашла, просто закрыв глаза и выключив логику и осознанную память. Дошли, убрали. Зашли по пути к любимому Учителю, тоже на чуйке, смешанной с символизмом, а потом и в кадры юности, хотя среди нового кладбища я растерялась и позвонила за помощью. Я читала имена и даты, поправляя снесенные ветром искусственные цветы, убирала опавшие ветки. Дождь уже почти насквозь промочил непромокаемую куртку. «Как страшно, что оно так выросло», сказала я Кузнецову, держа его за руку. Старые и заброшенные, свежие и ухоженные. «Это не страшно, это жизнь». «Страшно тратить ее на глупости», пронеслось в голове. На выходе наткнулась на гранитные камни. Триста, шестьсот, тысяча двести. «А в сухом остатке по 20 евро на год в среднем», снова не к месту пронеслось у меня в голове по пути домой.

А дома праздничный обед вместо ночного праздника живота — традиционный салат, наш первый вместе сваренный праздничный холодец c папиным самодельным хреном в подарок, тушеная капуста с собранными летом грибами, свежий заваренный мужем чай и вкусный зеленый торт со снегирями. Ребенок приедет только в среду, Кузнецов играет свои ежедневные гитарные серенады. Завтра новый год начнет свою песню о старом – хлопоты, заботы, беготня, погоня за новыми целями и планами, а в голове снова крутится мое наследство 2017 — «не потерять бы в серебре ее одну — заветную»…

С новым годом!

 

2 мысли о «Первый день 2018ого»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *