Share

Ветерок и легкий шелест зеленых листочков аморели… шелест и ненавязчивый тихий шепот. Кто-то нежно гладит меня по руке и что-то говорит. Сказка… Кто-то рассказывает мне сказку про красную шапочку. Смешно… мне уже 23 года, а кто-то рассказывает мне сказку. Как будто я ребенок…

Я с неимоверным усилием разлепляю глаза. Я лежу под деревом аморели, и красные ягодки, по вкусу очень похожие на вишню, весело и игриво качаются на ветру. Как будто поддакивая всему, что происходит вокруг. Как будто одобряя все, что должно произойти.

Я лежу на раскладушке, какие в Советское время были, пожалуй, в каждой семье, на мягкой большой подушке, прикрытая легкой простынёй. Очень кружится и болит голова, меня подташнивает, все тело ломит и горит. Я пробыла на солнце без панамки почти три часа. А здесь солнце не щадит. 40 градусов в тени, и бог его знает, сколько на солнце.

За 10 минут похода от дома до магазина тело покрывается загаром по контуру майки, юбки или платья. Вот я и попалась в эти жаркие солнечные сети. Не спасло ни частое купание в Волге, ни ладошки, периодически положенные себе на голову… В итоге солнечный удар. Перегрев. Мне стало плохо, и меня бережно уложили в тенёк в ближайшем уголке сада. Ух, как же мне нехорошо…

Я перевожу взгляд с кивающих ягод на человека, который как-то по-особенному гладит мою ладонь и рассказывает сказку. Красная шапочка уже добралась до бабушкиного дома и вот-вот должна войти. А там ее встретит серый волк, и начнется беготня с дровосеками и вопросы про длинные бабушкины ушки, руки и зубы… Я прикрыла глаза и улыбнулась. Голос, рассказывающий сказку, слегка дрогнул.

— Как ты себя чувствуешь? Тебе лучше? — слегка напряженно и взволновано спросил он.

— Расскажи мне, что было дальше, — не открывая глаз, прошу я.

Мне так хорошо и спокойно от этого голоса и мягких поглаживаний. Его рука осторожно проводит ладонью по моей голове, чуть задерживаясь на лбу и щеке. Хорошо… Голос продолжает разливаться по всему моему телу, разуму и душе. Он лечит, он заботится, он защищает, он… любит.

Я опять немного приоткрываю глаза и смотрю на человека, которому принадлежит этот уже дорогой сердцу голос. Дима. Его зовут Дима. Мы долго были друзьями по переписке. Потом встретились. Он влюбился, я это сразу поняла. В меня тогдашнюю было легко и одновременно сложно влюбиться. Я была серьезна и неприступна, но в то же самое время весела, беззаботна и легка на подъем. И мне было приятно от одной мысли, что кто-то меня любит. Просто так. Такую, какая я есть. Ни лучше, ни хуже. Настоящую. Когда не надо притворяться тем, кем я не являюсь, не надо стараться быть лучше, не надо делать вид, что я ультра интеллектуальный человек с энциклопедическими знаниями, или что я лучшая хозяйка и хранительница очага и прочее, и прочее, и прочее. Я была собой. И он меня полюбил.

Как такое могло случиться?.. Ведь я всегда считала, что сама по себе недостаточно хороша и мне обязательно надо казаться лучше.  А тут – он. Со своим умом. Характером. Силой. Слабостями. Упорством. Юмором. Теплом. Спокойствием. Пришел и перевернул мою жизнь и отношение к себе самой.

Я смотрю на Диму, и в голове синими чернилами само собой выводится: «Вот же он… мой родной… я рождена для него, а он для меня…» Эти слова, словно прерывистая линия сердцебиения после разряда током, приводят меня в жизнь. Ведь это так просто. Просто и приятно. Просто и тепло. Просто и понятно. Правильно. Ощущение тотальной гармонии и радости в одночасье окутывают меня, и я уже не хочу выбираться из этих пут. Я перестаю сопротивляться. Мне хорошо.

— Я люблю тебя, — тихо шепчу я, но мои слова пропадают в летнем шелесте листвы.

— Что? — переспрашивает он.

Я улыбаюсь. Из глаз течет первая предательская слеза, и я спешу опять прикрыть глаза, чтобы он не заметил мою слабость. Мне страшна даже мысль о том, что я могу любить его так сильно, как чувствую это сейчас. Еще пара дней и я прирасту к нему всем телом, кожей, мясом. Прирасту так, что не оторвешь. Еще пара дней и я не смогу представить свою жизнь без него. А ведь нам придется жить порознь. Рано или поздно нам придется расстаться. Мы живем за сотни тысяч километров друг от друга. Непреодолимо. Никак. И я это понимаю. И он тоже.

Я лежу и боюсь открыть глаза. Открою, увижу его, почувствую его тепло и все. Пропаду совсем. Он нежно гладит меня по щеке и волосам.

— Как ты себя чувствуешь?- повторяет он свой вопрос.

— Все хорошо,- почти не шевеля губами, отвечаю я.

— Открой глаза.

Я чувствую, что он совсем близко. От него пахнет свежестью и клубникой. Мы кушали клубнику, когда у меня вдруг потемнело в глазах. С тех пор клубника неизменно напоминает мне о нем. Я не очень ее люблю, но покупаю просто, чтобы вспомнить о том дне.

— Малыш, открой глаза, — его голос настойчиво поднимает мне веки.

Я смотрю на него и понимаю, что пара дней уже не нужна. Я люблю его окончательно и бесповоротно. Я уже села в поезд и следующая станция будет только в далекой старости, когда мы умрем в один день. Сойти по пути?.. Не получится. Придется прыгать на ходу и возможно разбиться.

— Я люблю тебя, — тихо говорит мне Дима. Как будто боится, что кто-то нас может услышать, кроме аморели и ящериц, снующий туда-сюда по саду его родителей.

Я ему верю. Во мне нет ни единой капли сомнения. Я всегда ему верю. Он не предаст. Он не причинит боли. Он всегда будет рядом. Он – настоящий.

— Люби меня всю жизнь, ладно, — прошу я в ответ.

Он улыбается и целует меня в лоб, вместо подставленных мной губ. От этого все становится только серьезнее. Как будто мы не просто парочка молодых и неряшливо влюбленных друг в друга людей, а седые старички, прожившие вместе сто и один год.

Я хочу сказать ему, что боюсь, расстояния, разделяющего нас, но не решаюсь испортить этот момент будничными вопросами. Потому что мы их обязательно решим. Я очень на это надеюсь…

— Расскажи мне, что было дальше, — прошу я, беря его за руку и кутаясь в простыню.

— В сказке?

— Да, — улыбаюсь я.

— Красная шапочка вернулась домой и жила долго и счастливо, — уверено говорит он, — красные шапочки всегда счастливы в конце.

— А я похожа на красную шапочку?

— Нет, — едва заметно смеется Дима, — ты похожа… на мою жену, — чуть помедлив, добавляет он.

Я трусь носом об его ладонь и незаметно ее целую. Мне очень хочется, чтобы он оказался прав…

Тогда я еще не знала, что мы поженимся, обзаведемся своим домом, который будем с радостью обживать, у нас родятся прекрасные дочери и жизнь вместе станет ежедневным счастьем.

4 мысли о «Под кроной аморели»

  1. Романтично 🙂 Как же часто мы забываем (в рутине), как мы познакомились, полюбили, первые замирания в душе от поцелуя, от первого Люблю, от «ты будешь моей женой?».
    Спасибо! Так приятно в душе от своих воспоминаний.

  2. Свежий чай. Вишневое варенье. Перечитываю очень медленно… словно это у меня солнечный или тепловой удар. Видимо, это вовсе не солнце, ударило тебе в голову и припечатало загаром ноги 🙂 Это все он и его стрелы 🙂 Амур на аморели 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *