Share

Искаженный голос по селектору объявил то, из-за чего мы пришли сюда и чего больше всего боялись:
— Поезд номер 9 Саратов-Москва отправляется через пять минут с первого пути первого перона. Повторяю, поезд номер 9 Саратов-Москва отправляется через пять минут с первого пути первого перона.
Я смотрю на Димку и понимаю, что это конец. Минута нашего расставания настала, и ее никак не избежать и ничем не сгладить. Я уезжаю в Ригу, он остается в Саратове, и мы не увидимся еще долго-долго. И даже, если и увидимся, то, что потом? Я не буду переезжать в его страну, в его город, он, убежденный, что женщина должна следовать за мужчиной, тоже не станет все бросать. Наши отношения медленно, но верно идут под откос…
Как же так? Ведь я только неделю назад до конца осознала и приняла, как сильно его люблю. Люблю отчаяно, на разрыв аорты так, что страшно даже дышать – а вдруг это исчезнет? Я и не думала, что смогу так полюбить кого-то… Я поняла, что приросла к нему с мясом, да так, что теперь не отдерешь без адской боли и пожизненного уродливого рубца. Господи, как же тяжело и плохо сейчас.
Слезы наполняют глаза, и я, как могу, стараюсь это скрыть за неуместным сарказмом и безразличием:
— Смотри тут… со студентками не гуляй.
— А не со студентками? Можно?- улыбается Димка.
— Не со студентками можно…- эхом отзываюсь я.- В конце концов, помимо меня на свете еще есть замечательные девушки.
— Конечно, есть,- продолжает улыбаться он.- Только у меня уже есть ты. И все.
Он обнимает меня, и я утыкаюсь в его шею и тихонько глотаю слезы, которые довольно и дерзко бегут по щекам.
— Я тебя люблю,- тихо шепчет мне Дима так, чтобы слышала только я. Даже не слышала, а догадалась о том, что он говорит мне сейчас.
Я прижимаюсь к нему еще сильнее и вместо ответа касаюсь его губ своими. Мы целуемся долго, нежно и трепетено, пока нас не прерывает уже знакомый голос:
— Поезд номер 9 Саратов-Москва отправляется через одну минуту с первого пути первого перона. Повторяю, поезд номер 9 Саратов-Москва отправляется через одну минуту с первого пути первого перона.
— Уезжающие, заходим, наконец, в вагон!- громко вторит голосу уже немолодая проводница, который мы явно поднадоели со своими нежностями за последние пятнадцать минут. Но нам все равно. Мы прощаемся… бог знает насколько.
— Мне пора…
— Да…
Я слегка отталкиваю Диму и, не оглядываясь, захожу в вагон номер 2. Я тяжело и даже обреченно плюхаюсь на свое место на нижней полке и, сжимая кулаки, стараюсь не смотреть в окно. Пытаюсь взять себя в руки и успокоиться, не надо, чтобы он видел меня рыдающую. Хочется, чтобы поезд поскорее унес меня подальше отсюда. Как будто, если я уеду, то все чувства остануться здесь с Димой, и мне не будет так муторно и тоскливо. Впервые мне так тяжело с ним прощаться…
Я поднимаю взгляд и смотрю в окно. Димка стоит рядом с вагоном и улыбается мне. Улыбается так тепло и по родному, что моя хлипко выстроенная броня рушится. Я разжимаю кулаки и полностью отдаюсь слезам.
Мой будущий муж вместе с еще несколькими провожающими идет наровне с поездом и, улыбаясь, машет мне. С каждым стуком колес, медленно набирающих скорость, провожающих, идущих вслед, становится все меньше и меньше… гонку с поездом продолжает только мой Димка. Он идет, а потом бежит рядом с моим окном, улыбаясь, маша мне и строя разные смешные рожицы… и я начинаю смеяться сквозь слезы. В вагоне все оборачиваются, выглядывают и всматриваются, пытаясь определить, за кем так резво бежит этот парень за окном, устраивая клоунаду.
Димка перестает бежать только когда заканчивается перон, и его фигура в светлых брюках и рубашке с коротким рукавом, незамедлительно превращается в маленькую точку… Я закрываю лицо ладонями и стараюсь восстановить дыхания и успокоить нахлынувшее отчаяние, боль, страх и разрывающую душу любовь, которые накрыли меня с головой.
Когда я, наконец, открываю лицо, то вижу, что сидящая напротив женщина лет пятидясети с хвостиком, тоже тихонько вытирает слезы и, улыбаясь, кивает мне:
— У вас все будет хорошо. Не каждый будет вот так отчаяно соревноваться с поездом.
Я только улыбаюсь ей в ответ.

Я очень надеюсь, что она права.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *