Share

«Не хочу, чтобы ты обо мне писала» от моей старшей дочки и задорное «Привет!» от абсолютно незнакомого мне алкоголика-бомжа.

Парочка новостей. Слезы гнева и бессилия в одиночестве, глядя на прохожих в лобовое стекло. Дриблинг рук, слабость в коленях и огромный камень на плечах и шее. Пачка конфет, купленная впопыхах, не спасает, бутылка воды тоже. Когда же можно будет поставить точку?.. И как страшно, что эта точка когда-то нарисуется.

Так началась моя неделя.

Потому что — не хочу

Сначала было категоричное: «Не пиши обо мне», потом оно переросло в: «А что ты там про меня пишешь? А зачем?» И закончилось: «Ладно, разрешаю, но только, если это не будет занимать столько времени». Т.е. выяснилось, что ребенка больше смущает, что все время работаю в компьютере, чем то, что я пишу там о ней. На том и порешили.

Вообще меня, как юриста, запрет ребенка писать о ней блоги, тем самым распространяя ее личную информацию и выставляя на всеобщее обозрение ее фотографии, насторожил. Совсем недавно в суд Австрии было подано заявление от девочки 18 лет о том, что родители без ее ведома и согласия выставляли на протяжении многих лет ее фотографии неловкого и откровенного характера, например, в моменты приучения к горшку. Девушка просит от родителей прекратить публикацию ее фотографий, убрать те фотографии, что уже выставлены на всеобщее обозрение и денежную компенсацию.

Сначала я взбунтовалась: я – родитель и до достижения ребенком 18 (16) лет являюсь его опекуном и имею право распоряжаться фотографиями своего ребенка как мне угодно, не спрашивая об этом несозревший еще ум. Ну, согласитесь, абсурд спрашивать у 4х летнего ребенка можно ли опубликовать твою фотографию, например, на ФБ.

Однако у медали есть и другая сторона… По сути такого рода фотографии в какой-то степени нарушают право ребенка на частную жизнь, которую мы, родители, призваны охранять и блюсти. А разного рода публикациями о наших детях, будь то фотографии или блоги (как этот), мы предаем частную жизнь нашего ребенка огласке, делаем ее достоянием публики, подвергаем критике и т.д. И хотя Полина дала мне «добро» на мои блоги, я все же задумалась…

Кстати, слушание по делу этой девушки из Австрии начнется в ноябре и будет интересно чем закончится дело, которое для Автсрии может стать прецедентом. Потому как например во Франции размещение не своих фотографий без разрешения второй стороны является правонарушением со всеми вытекающими последствиями. Так то…

Анекдот в тему:

«— Смотрите, вот здесь он ползает, а вот здесь он описался, как мило. Вот тут он встал на ноги, наконец. Смотрите, смотрите, а вот здесь видна его пиписька

— Маааам, хватит показывать фотки с празднования моего 20-летия»

 Назад в пункт А

Только я обрадовалась, что все у нас с Полиной наладилось в плане школы, спорта и общего настроения (хотя подсознательно понимала, что будет вторая\третья и т.д. волны адаптации у ребенка) – на песочной терапии красота, ребенок довольный и не скулящий по любому поводу. И тут наш штиль да гладь закончились, и пошла мелкая рябь, переходящая в волны и откровенную бурю. Ребенка опять понесло – скучно, лень, не буду делать, устала, не поеду, не хочу.

Во вторник мне казалось кто-то из нас двоих слетит с катушек… Я вдруг лбом столкнулась с «делать уроки три часа». И только то что столько времени у меня не было, ибо мне надо было ехать к парикмахеру и на тренировку, спасло всю ситуацию и домашнее задание заняло у нас всего полтора часа. 20 минут фактического написания букв и цифр, а так же три страницы в тетради по латышскому языку и 1 час 10 минут слез, завываний, злости, угроз (не моих), увещеваний, катаний на канате, лежке на полу, взываний к моему здравому смыслу, к моей материнской жалости и прочее. Итог: мы настолько были обе выжаты как лимон, что пропустили одно из заданий по математике. Выполняли его на следующий день вместе с уже новыми заданиями. Полина попыталась взбузить, обвиняя меня в том, что я не заметила, что ей было задано накануне, но, получив от меня строгий отпор с разъяснениями о разделении ответственности, тихонько пошла и без слов делала все, что надо.

Я не представляю как буду с таким олимпийским спокойствием справляться с ее эмоциональными закидонами, когда выйду на работу… Младшая пойдет в садик – куча нервов, я буду по 8 часов находиться на работе – куча нервов, делать уроки со старшей дочкой – телега нервов, надо будет ежедневно четко расписывать и организовывать логистику детей – куча нервов, успевать убирать\стирать\гладить\готовить – куча нервов. Где ж мне взять столько куч и еще телегу в придачу??! А ведь он, декрет, заканчивается уже через полтора месяца…

Полина получила свои первые две «Молодец» красной ручкой и два плюсика. Оба за контрольные – диктант по русскому и простенькие задания на логику. Я очень рада за нее и горда. Признаюсь честно, удивилась бы, если бы она не получила эти плюсики. Точнее огорчилась бы, потому что она могла их не получить только из-за рассеянности и несосредоточенности. А такое у нас тоже случается. Поэтому – ура! Пока наш школьный полет проходит нормально, хотя мы и попадаем в зоны турбулентности, а иногда откровенно пикируем.

Что же касается тренировок по художественной гимнастике, то тут тоже происходят сбои в виде нытья: «я не хочу, мне лень, я хочу побыть дома». И дело не в конкретных тренировках (потому что как только мы заходим в спорт зал, ребенок сияет), а именно в том, что ей хочется побездельничать – никакой продленки, уроков, заданий и тренировок – только чистой воды безделье. Это я позволяю ей делать почти всю субботу и воскресенье. По субботам у нас один урок английского дополнительный, а в воскресенье рисование, которое Полина воспринимает как отдых «мозга и тела»,  как она говорит. Все остальное время выходных абсолютно ее и делает она что хочет, потому что все уроки мы условились выполнять в рабочие дни.

Словом, мы стараемся уравновесить загруженность и отдых по мере сил и тех 24 часов, что есть в сутках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *