Share

Я честно ждала послевкусия. Ждала две недели. А потом еще полторы. Потому что сразу насладиться, или сказать – аааа, как круто, или хотя бы безмолвно отпустить в пляс с бубенцами мурашки по коже, у меня не получилось.

Я уважаю и обожаю Хабенского. Давно и безнадежно. Люблю все его работы в кино, даже проходные, даже с эпизодическими или неоднозначными ролями, даже сериалы. Я видела его в театре, видела в кино, видела на симбиозе с Башметом. И все это я принимала, вкушала и радовалась.

И вот его Собибор

Наверное, я очень много ждала от этого фильма. Ждала из почтения к Хабенскому как к актеру, и впав в предвкушение его мастерства режиссерского. И если зрительской, возможно никому никому не нужной,  претензии как к актеру у меня абсолютно нет, то как к режиссеру…

Странный получился фильм. Даже не неоднозначный, а именно странный. От слова – сумбур.

Собибор вообще тема сложная, как и любой фильм про фашизм, войну и разруху — душевную, умственную и физическую. Поэтому и сценарий к фильму, по словам режиссера, переписывался на протяжении нескольких лет разными людьми. Каждый раз в нем была разная главная составляющая – психология концлагеря, детектив, истории людей, экшэн. В последнем сценарии, по которому и снимался фильм главной линией было решено сделать именно судьбу разных людей, то есть это фильм о людях, о том, что с каждым из них сделал концлагерь, об их метаморфозах в определенных условиях.

Задумка хорошая. Правильная для такого фильма. Потому что мне кажется неуместным делать из темы Гитлеровского фашизма приключенческий детектив о том, как планировался и совершился побег из лагеря заключенных. Об этом есть «Prison break», «Бангкок Хилл», «Побег из Шоушенка»,  которые еще пока никто не затмил на этой нише. Тягаться по тяжести освящения темы фашизма например со «Списком Шиндлера» вообще нет смысла. Поэтому, по сути, был выбран абсолютно адекватный и правильный путь – показать как изменяется личность человека, его природа в заключении, при постоянном страхе и издевательствах; рассказать судьбы отдельно взятых людей, поэтому что это всегда интересно, этому сопереживаешь. Поэтому, повторюсь – задумка была хорошая.

Самая главная проблема, как мне кажется, все-таки в сценарии и том человеке, который его прописывал. Сценарий мне не понравился ни в целом, ни в отдельно взятых диалогах и сюжетных линиях. (ДАЛЬШЕ БУДЕТ СПОЙЛЕР)

Задумка показать как ломаются люди, как подавляют их волю, как страх становится главным и единственным, что они чувствуют и о чем думают 24 часа в сутки, провалилась полностью. Потому что ничего кроме отдельных сцен с насилием, издевательствами и свинством в фильме нет. Все это сцены с надрывом, на оголенном нерве, но нет в них человеческой истории. Нет той самой судьбы, о которой должен был быть фильм. Ни одна роль, ни один характер не был прописан от и до, вроде про каждого по граммульке, но ощущения выпуклого героя, понятного, раскрытого – не осталось. Есть отдельно взятые, в некоторых случаях потрясающе снятые и сыгранные сцены, но не более того.

С другой стороны фильм наполнен  непонятными отрывочными диалогами, монологами и полу взглядами. Порой было такое ощущение, что при монтаже фильм порезали, а потом потеряли несколько кусков и пришлось склеивать из того что осталось в хаотичном порядке.

С чего, например, герой Кристофера Ламберта начал в ярости орать свой монолог про то, как он любил когда-то еврейку, которая в силу обстоятельств его бросила? Или, что это за странный диалог про игру в лошадок между героем Хабенского и польской девушки, которую он любил? Зачем эти частые проницательные взгляды, которыми на протяжении всего фильма одаривали друг друга герои Ламберта и Хабенского?

В чем зритель должен был увидеть героизм центрового героя – он весь фильм сомневался, переглядывался с главным нацистом, страдал и сопел. А потом бац! Согласился и вместе с остальными придумал план. Даже скорее остальные его придумали и по сути осуществили тоже они, и для чего им нужен был герой Хабенского вообще не понятно. Зачем героиня Кожевниковой все время ходит с полураскрытым ртом и не говорит ни слова? Что стало переломной точкой в принятии решения о побеге – очередные расстрелы, ночь веселья нацистов, лопнувшее терпение? Какая-то невнятная любовная линия главного героя с польской девушкой – она его все время успокаивает, говорит, что надо потерпеть, их спасут, а он просто молчит с таким взглядом, будто либо вообще ее не слушает, либо думает – что ж ты за дура такая, раз веришь в этот бред. В итоге оказалось, что они любят друг друга.

Одним словом вопросов много, а ответов почти нет. Есть притянутые за уши мои собственные объяснения. Потому что пытаюсь сама для себя оправдать Хабенского как режиссера. Пока получается плохо.

Однако есть в фильме и много хороших сильных сцен. Меня абсолютно потрясли все немецуие актеры, игравшие германских солдат. Они были потрясающие! В своем садизме, быдлости, наглости, вседозволенности и черноте. Ощущение, что это и правда у них в крови…

Было много красивых, точечных сцен, которые оставляли то самое послевкусие. Например, когда нацисты запрягали пленников как лошадей в тачки и катались как римские воины. Это было зрелищно, мощно. Дикое непрерывное адское веселье, на фоне сотни пар испуганных загнанных еврейских глаз, в которых был и ужас, и апатия, и смирение и надежда.

Например, когда убегая из лагеря, евреи автоматически снимали шапки и набегу кланялись герою Кристофера Ламберта, который лежал на земле полуживой. Это было показательно. Смачно.

Очень хорошая была музыка, написанная к фильму. Хорошо ложилась на картинку.

Понравилось, что фильм не построен на обсасывании темы героизма советского солдата, потому что по сути все черную работу сделали все остальные. Евреи, русские солдаты, польский потной, надзиратель и польский же и мальчик, который заманивал нацистов в бараки, где их убивали по одному.

Понравилось, что хорошо дублированы голоса и в фильме много чистой речи на различных языках – немецкий, русских, иврит, польский. Т.е. не знаешь польский и фигли поймешь, что мальчик лошади говорит, не понимаешь по-немецки, будь добр успевай читать субтитры, но это придает особую достоверность картинке. Поэтому мне понравилось.

Вот, пожалуй, и все. Я вряд ли когда-нибудь назову Собибор своим любимым фильмом, но, возможно, в поисках его новых граней на сегодня мною непонятых, я посмотрю его еще раз.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *