Share

Часть 1.
Часть 2.

Одной из часто встречающихся фраз при обсуждении оптимального возраста для начала  школьной жизни является избитая фраза о том, что «в 7 лет ребенок психологически готов к школе». Сыну 7 лет исполнилось в апреле первого класса, и ничего особого в его поведении я не заметила. Мы даже часто вместе смеялись о том, что вместо занятий по математике, он мог сидеть в песочнице с совочками и ведерками…

Хотя, нет. В первом и втором классе в ноябре и марте у сына ощущалась некоторая усталость. Вроде ничего особого, но появляется какая-то напряженность и нервозность. Я бы, наверное, это не заметила так сильно, если бы не жалоба подруги о ее раскисшем школьнике. И если в первом классе это можно списать на физическую усталость, то мартовские «закидоны» со второго класса явно имеют гормональный характер… И тут просто требуется терпение и пара килограмм нервов…

Когда время шло к каникулам, я записала сына в летний лагерь при школе, и тут случились первые капризы. Сын всячески отказывался идти в лагерь. Сначала он устроил сцену «заболел», потом просто уперся рогом. Надо сказать, что я сама в школьном возрасте обладала такой нервной вегетативной системой, что умела заболеть в любой момент, когда мой организм отказывался что-либо делать, например, писать контрольную по географии. На очередной приступ больного живота, сходив к врачу и сделав все анализы, в том числе и на горомны щитовидной железы, меня просветило. Оказалось, что ребенок не хотел идти в лагерь, где есть незнакомые дети, и особенно старшеклассники.

В лучших традициях «поговорим за жизнь на примерах из нашего окружения» в очередной раз я объяснила, что в жизни нам приходится встречаться и общаться с разными людьми, разного возраста и характера. Это и есть жизнь в обществе, и живя в обществе этого нельзя избежать, а можно научиться с ним сожительствовать. Вспомнили примеры всех знакомых, меняющих работу, мои многочисленные курсы, поездки зарубеж и далее по списку. Я вообще очень люблю на примерах наших друзей и знакомых доносить до сына свои посылы. Последнюю неделю лагеря сын так вошел во вкус, что начал жаловаться на недостаточный долгий по его мнению день. А потом наступило второе первое сентября и я поняла, что ребенок вырос. Вся та «ляля», что еще капельками оставалась в моем ребенке пропала. Это было видно во всем. В том, как он собирал школьный рюкзак, в том как он рассказывал о школе, в том, как он рассуждал… 

Одновременно с этим взрослением сын начал приносить из школы модные по их детскому мнению настроения. Например, что им «очень много задают эти учителя, это нечестно!»… Или что ему незачем учить латышский, потому что он русский… Или еще много чего интересного. Прежде всего я осадила его по поводу  критики в сторону учителей и нагрузки. Когда отдаешь ребенка в школу, то авторитет школы в семье должен быть абсолютным. Я очень хорошо помню, что раз в неделю у нас были беседы на тему, что их 2А никак не является уникальным классом. Что уже миллионы детей прошли этот путь, и миллионы еще пройдут… Что есть права, но есть и обязанности.

В это же время сын начал сам ходить, а позже и возвращаться с занятий по карате, капельку позже он начал ходить и приходить со школы. И если до школы идти ровно 2 минуты, то из школы до бабушки идти надо минут 10, включая переход дороги на светофор. Первый телефон он получил во втором классе, когда я его (сына) потеряла. Не стоит описывать мой ужас, когда мне позвонила мама с вопросом, а где сын, которого она дожидалась на работе. За 15 минут я успела поднять на ноги всю работу, весь район и школу, при этом стараясь не накручивать ситуацию до абсурда, внешне оставаясь спокойной. Сын же решил идти к деду домой, где они и уснули после тяжелого трудового дня, не отвечая на звонки на стационарный телефон. На следующий день я купила телефон, который сын так же успешно потерял спустя 2 месяца в сугробе. Кстати, интересным было его предложение однажды «выключать телефон, а если надо я тебе сам позвоню». Объяснила, что такая игра в одни ворота меня не устраивает.

Во втором классе, выезжая на багаже накопленных знаний, сын адаптировался к школьной жизни во всей ее красе. Новым для детей было появление оценок по трем (если не ошибаюсь) предметам. Сначала, как и большинство ребят, он воспринял их как награду за проделанное дело. 10, 9, 8 баллов. Очень сложно было донести мою идею интерпретации оценок до сына с такими отметками. Поэтому я радовалась каждой 8-ке, чтобы обратить внимание ребенка не на оценку, а на тот пробел, что отделяет ее от 10-ки. В большинстве случаев это было связано с почерком сына и уникальной способностью навести в тетради грязь.

В первом классе класс сын писал карандашом, и хотя я не очень одобряла эту идею в начале года, то в конце я оценила, что она сберегла часть моих и сына нервов. Однако второй класс принес шариковую ручку и постоянные исправления. Исправлялись и зачеркивались не только неправильные буквы, цифры или слова, исправлялись летающие буквы, обводились неясные из-за почерка знаки и так далее… Тетрадь сына представляла собой поле битвы синих каракуль. Написанное на латышском я вообще не могла разобрать. В один момент я просто отказалась читать его тетради в таком виде и сказала, что всячески поддержу учителей, если они тоже откажутся.

Конечно не только почерк портил ситуацию, но так называемые рабочие тетради, совсем недешевое удовольствие, которые якобы должны облегчить жизнь ученику. Я уверена, что большего вреда чем эти тетради не может нанести даже отсутствие методических материалов как таковых. Чтобы вписать ответ, на ограниченном для него пространстве, нужно не столько думать об ответе, сколько иметь навык его туда вместить, что очень сложно при наличии еще не сформировавшегося почерка. Очень часто мы делали задание на отдельном листке, который вкладывали в тетрадь. После них я уже не удивлялась студентам, просившим на экзамене ручку и приходящим на лекции без тетрадей для записи вообще, требуя от преподавателя конспект слайдов… Два года черновик для всех заданий, будь это и рабочая тетрадь, был обязательным условием, но почерк у сына так и остался в лучших традициях творчества врачей на рецептах. И к слову сказать, никакие занятия мелкой моторикой, которые мама до сих пор практикует с сыном, не помогли нам в этой задаче…

Мы такое не курим?

Самой большой трагедией второго класса, которую сын формулировал сам, стал переход его друга в другую школу. Мои всяческие подталкивания сына к другим ребятам ни к чему не привели, он оставался вполне социальным ребенком, но без явно выраженных дружеских привязанностей, и эта тема еще до сих пор ноет в моем сердце, ведь своих друзей я нашла в садики и в школе, и вот уже более 30 лет с ними иду по жизни…

В остальном же, я бы назвала 2ой класс «золотым временем» начальной школы, когда ребенок адаптировался к школе, к обстановке, к правилам игры, к обязанностям, и продолжает с любопытством играть в эту уже ясную для него игру.

Впереди был 3-ий класс с экзаменами и зачетами, и помимо списка с книгами на лето, нам выдали список тем для экзамена по-латышскому языку, чтобы начать заблаговременно готовиться. Передо мной встал вопрос, как научить ребенка не стрессовать перед экзаменами…

продолжение

4 мысли о «В школу с 6 лет. Часть 3. Вошел во вкус!»

  1. Спасибо, Оксана, за то, что делитесь своим опытом. Я уже два года ломаю голову выбором школы, а последние полгода эта мысль о выборе постоянно со мной, с ней я встаю и с ней засыпаю. Если бы школа была в двух минутах ходьбы от дома, это бы упростило выбор, конечно. Сходили на подготовку в две школы, в надежде, что разница в них будет очевидна. Но сыну понравилось и в одной, и в другой. Пока остановились на той, до которой быстрее илегче добраться, но сомнения мучают. Школа — это ведь не только знания. Хочется, чтобы эмоционально ребенку было комфортно, а это от окружения и методов обучения зависит, и в каждой школе это все свое особенное, индивидуальное.

    1. Для начальной школы основным в выборе все таки важен факт ее близости или осознание и принятие 4 летних «мучений-приключений» кто и когда заберет ребенка из школы. Сын сейчас ездит на дополнительные занятия в другую школу, на одном трансорте, один день в неделю — и ворчит каждые выходные.

  2. Очень согласна с мнением, что начальная школа должна быть рядом с домом.
    Каждое утро в общественном транспорте наблюдаю деток начальной школы (кто то с родителями, кто то без), это ококло 7.20 по времени. Едут до центра и с пересадками еще иногда. Спят. Вид бледный и измученный. Мешки под глазами. А некоторые еще потом на дополнительные занятия…. (с собой обручи и т.д). Сильно не уверена, что измученный, уставший, невыспавшийся ребенок способен усваивать информацию, полученную на уроках, в полном обьеме….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *