Share

Когда сын только пошел в школу, я с интересом и удивлением слушала воспоминания друзей о их школьных годах, особенно прислушиваясь к мужским рассказам. Тогда мне казалось, что они капельку преувеличивают или путаются в хронологической составляющей. Достаточно взрослые книги, далекие прогулки с друзьями, первые конфликты с родителями, школьные протесты и далее по списку. Я примеряла все рассказы на сына и по многим причинам думала, что до такого нам еще далеко, хотя и неизбежно.

Сын никогда не собирался быть «маминым» ребенком, продемонстрировав это своим рождением в день рождения своего папы. Да и я не собиралась делать из него ни маминого ребенка, ни тем более «настоящего мужчину», как это любят анонсировать некоторые мамы. Каждый раз слыша такие заявления, меня так и норовит спросить, а какой он настоящий мужчина? Почему-то мне кажется, что даже все то верное, что будет сказано мне в ответ, будет некоторой проекцией женских желаний, а это уже значит «не мужское». Впрочем, само по себе, воспитание мужского характера женщиной для меня скорее утопия, чем высокая цель, поэтому с самого рождения все те нормы, правила и модели в отношениях между мной и сыном сводились к тому, что он Сын, а я Мама, и оба мы Человеки (пишу именно человеки, потому что для меня это слово значит больше, чем «вид рода Люди (Homo) из семейства гоминид в отряде приматов, единственный живущий в настоящее время»).


Сыну 3 года. 

Я никогда не старалась быть ребенку другом и не позволяла в отношении себя «детских непосредственных» поступков. С самого детства дома чаще всего я зову его «сын», и объясняю свою функцию «быть мамой», чтобы было понятно, почему мое мнение имеет более высокий приоритет (пропорционально более высокой ответственности и обязанностям). Я откровенно не понимаю, как ребенок может ударить, укусить или показать маме язык или плюнуть (все названные примеры я имела честь наблюдать). К счастью я не припомню такого, потому что, как сказали мои друзья, «он бы наверняка отлетел к стене в секунду» и вовсе не из-за рукоприкладства, а из-за моего «протокольного» (по словам одного фотографа) взгляда.

С самых малых лет мне было достаточно досчитать до 3х, чтобы сын меня услышал (для некоторых людей это был просто как фокус в цирке). И хотя скорее всего это выливалось в то, что он делал, что я говорила, целью моих «Один, дваааааа…» было включить в его голове ту часть, что отвечает за разумное мышление.

Впрочем, иногда мне казалось, что я все делаю неправильно. Что я мама-сатрап и мое «воспитание» приведет к тому, что он будет жить по приказу тети в юбке. Однако к счастью сам ребенок понял и принял мои правила игры в «Сыны-матери». В один момент он начал аргументированно отвечать, почему он со мной не согласен, или почему он хочет сделать что-то по-другому.

Сыны-матери, 7 лет.

Наверное, для меня это был самый сложный момент принять его аргументы, обоснованные, но все же такие детские. Однажды я услышала золотую мысль о том, что надо разрешить ребенку ошибаться, или же, как я ее интерпретировала и озвучила для сына, оценивать и принимать последствия принятых им решений. В 4ом классе, стандартным ответом на его «закидоны» и «хочу» является моя фраза «Хорошо, я принимаю твое решение, но ты несешь ответственность за его последствия, будь то «пан или пропал»». Надо сказать, что в 80% случаев эта фраза заставляет сына хотя бы задуматься, какие такие последствия могут иметь место.

Еще одной занозой в моей голове (именно голове) было недостаточное проявление различных выражений моей любви в виде всяких «мимими обнимашек и поцелушек». Я сама научилась их довольно спокойно принимать только недавно, поняв что пережить нынешную тактильную революцию возможно лишь только в состоянии «контролируемой глупости», куда я осознанно проваливаюсь, когда на меня неожиданно обрушивается такой поток. Я понимаю, что в каждом из нас сидит ребенок, но иногда мы настолько поддаемся ему, что застреваем в детстве или юности и тогда единственной удобной отговоркой является это банальное «вы меня не понимаете» или «любите меня таким, какой я есть». Я пыталась донести сыну, что любовь и уважение надо не только произносить вслух, но и «быть и жить по любви».
Нельзя наврать с три короба, а потом разжалобить сердце, промурлыкав «люблю тебя, мамочка». Нельзя обещать, потом не выполнить из-за лени, а потом пускать слезу, чтобы снова разжалобить. Я называю это лицимерием. Я повторяю сыну, что я люблю его и всегда буду любить не смотря на то, что он меня огорчает и делает больно. Любовь к нему это постоянная величина, которая не изменится. Однако я не могу жить или принять спокойно те вещи, которые меня огорчают, как я не смогла бы их принять от всех других людей на Земле.

По этой причине я однажды устроила сыну бойкот, что толку говорить с человеком, для которого обещание – это пустой звук. Тогда уже лучше не слышать обещаний… Два дня сложного испытания принесли результат на год. В следующем году все повторилось. Обещания, обещания и даже клятвы. Просьбы простить и поверить, и три «схода с дистанции». Мои аргументы были исчерпаны, нервы расшатаны, в этом месяц мне казалось, что я разговариваю со стеной. Он так же легко давал обещания, как потом легко их нарушал.

Как-то раз озвучил мне мои же мысли… «обманываешь (я всегда говорю резкое слово ВРАТЬ), чтобы не расстроить, а в итоге расстраиваешь еще больше». Поэтому, чтобы не загонять сына в ложь как в ловушку, я говорю «Подумай до вечера, приду с работы и поговорим». Обычно этого хватает, чтобы он понял…

Сыну скоро исолнится 12 лет, и последнее время я понимаю, что те школьные воспоминания моих друзей были абсолютно правдивы, и на очередной настойчивый вопрос сына «А ты во сколько сегодня придешь после работы?», я отвечаю, что «уроки в приоритете, а остальное по твоему желанию. И не забудь покушать»… И всегда звоню за пол часа за прихода, чтобы он успел их сделать. Не понимаю, как многие берутся «воспитывать мужчин», я с трудом умудряюсь растить Человека.

P.S. Однажды в день Матери мне позвонил хороший знакомый и поздравил словами «из всех мне знакомых мам, ты самая адекватная и мудрая». «Позвони Даниилу и скажи ему!», -попросила я. «Он поймет это сам с возрастом». И хотя доля лукавства в этом звонке была, я надеюсь, что любовь сына ко мне останется величиной постоянной, не смотря на мои воспитательные эксперименты, потому что к сожалению я видела и другие примеры, когда с девизами «воспитать мужчину» дорога благих намерений приводила к известному «Я тебя воспитывала, я из-за тебя ночей не спала, а ты!.. На электричке едешь…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *